Тушинский аэродром. Взгляд художника.

 

     Пожалуй, как и у всякого москвича-любителя авиации, с Тушинским аэродромом у меня связано немало воспоминаний. Конечно же, воздушные парады. Я не застал того великолепия середины 20 века, когда над полем, закрывая солнце, плыли дирижабли и огромные бомбардировщики, когда небо вдруг меняло привычный облик, раскрасившись  сотнями разноцветных куполов, и сотрясая землю, проносились эскадрильи реактивных истребителей. Нашему поколению довелось лишь видеть авиационно-спортивные праздники, - зрелищные, но, увы, не столь величественные, - однако в любом случае было весьма приятно попасть на авиашоу, лишь проехав на метро. Когда начались авиасалоны МАКС в Жуковском, именно это преимущество стало как никогда очевидным. Да только вскоре сравнивать стало не с чем…

     Но, как известно, самые яркие впечатления оставляет то, в чём участвуешь уже не как зритель. Смотры-конкурсы СЛА, а впоследствии, авиасалоны сверхлёгкой авиации, какое-то время проводившиеся на уже начинающем  пустеть тушинском аэродроме. Во время одного из них я впервые увидел родной город с высоты птичьего полёта. Конечно, я был до этого на крышах многоэтажек, и даже на смотровой площадке Останкинской телебашни, но ведь полёт – это движение, свист ветра, особые краски и звуки, и только потом высота. И именно тогда, в Тушино, на борту нижегородского дельталёта, на высоте чуть более ста метров, я почувствовал, что ЛЕЧУ над Москвою…

     А потом, когда закончилось и это, были уроки пилотирования на стареньком «Марафоне». Ощущение избранности, когда специально для тебя выписывался пропуск, и можно было разгуливать почти что в одиночестве меж рядами самолётов, по почти что безлюдному аэродрому, созданному, казалось, только для нас. Как вскоре выяснилось, большинство аппаратов стояли на вечном приколе, потому никто никого не гонял  Мы летали, когда не было прыжков, а парашютисты, наверное, тоже  в свою очередь благодарили тех, кто построил всё это специально для них. Когда спускались сумерки, строящиеся башни «Алых парусов» озарялись огнями, так как стройка шла круглосуточно. Нам же казалось, что мы взлетаем прямо в эти огромные светящиеся колонны, а потом кружим, словно в гигантском шапито перед самым началом представления – когда зрительские места ещё освещены, а арена окутана таинственным полумраком. Да уж, где-где, а уж над Тушино вряд ли можно было заблудиться ночью. Но есть там уголки, где было вполне реально заплутать днём. Затерянная в зарослях техническая территория, где собирали и ремонтировали наши самолёты, напоминала имение «сельского Кулибина», именно сельского, ибо ни с одной её точки нельзя было заметить признаков окружающего мегаполиса, а из посторонних звуков слышался лишь шум железной дороги. Вот уж где отдыхалось от городской суеты! И до и после, я видел множество авиабаз, поднимался в небо с самых разных площадок, но ЭТА, вроде бы, ничем особым не выделяющаяся, почему-то видится какой-то особенной.  Логика здесь бессильна. Просто это есть, и всё…

     Если свести воедино все мои Тушинские воспоминания, а потом сократить до одного слова, это слово будет: НЕПОВТОРИМО. Думаю, то же скажут все пилоты, инженеры и техники, парашютисты, аэронавты и моделисты, для кого этот небольшой аэродром стал тропинкой в небо – причём (и это важно!) начинающейся почти у самого порога столичной многоэтажки. Конечно, каждый вспомнит о своём, но общим будет одно – не хотелось бы в дальнейшем только вспоминать. Пока не поздно, надо снова вдохнуть дух лётной жизни в пока ещё целую плоть  аэродрома. Но каким быть Тушину в будущем? А здесь мощный поток единого мнения снова распадается в обширной дельте на множество рукавов личных соображений. Осмелюсь лишь по мере сил озвучить своё

     Когда я познакомился с проектом возрождения аэродрома на сайте «Аэро-Тушино», решил нарисовать  соответствующую картину. На ней задумано было запечатлеть сюжет из ближайшего будущего аэродрома (при условии, что само его существование удастся отстоять). В распоряжении имелись многочисленные виды с воздуха всех времён на фото,  видео и в памяти. И первое, что я заметил, внимательно рассматривая и анализируя их - город вокруг изменяется гораздо быстрее. Территория аэродрома ограничена железной дорогой,  автострадой, но главное – практически не поддающейся изменениям дугой реки. И современный большой аэропорт здесь не построить при всём желании. Потому, думается, прогресс авиации в какой-то момент перестал до него доходить. И, в конце концов, на нём только и остались спортивные и просто лёгкие самолёты, которым нужны условия, немногим отличающиеся от тех, что были полвека назад. И уже не нужно расширение территории, тем более что город уже давно «окружил» аэродром. Но не смог захватить, поскольку в пойме не построить и новых кварталов... Такой вот замкнутый круг, обусловленный самой жизнью – географическое расположение ограничивает возможности когда-то полноценного аэродрома до базы лёгкой авиации, и оно же позволяет сохранить этот «заповедник» даже внутри мегаполиса на сколь угодно долгое время.   Вообще, «замкнутых кругов» не бывает.  Если пожелать и хорошенько подумать, взглянуть с другого ракурса, мы увидим спираль, а приложив правильные усилия – можем сделать её восходящей.

     Вот так, через географическо-философские размышления, пришла основная идея: БУДУЩЕЕ ТУШИНСКОГО АЭРОДРОМА – В ПРОШЛОМ. На первое время пусть всё остаётся как есть, то есть в состоянии 90-х годов (этот удивительный аэродром даже разрушается очень медленно). Следующий шаг это наведение порядка хотя бы в имеющемся. С этого, собственно, я и начал картину. Убрать «мерзость запустения», потом как-то упорядочить территорию. Если необходимо, завести под крыши некоторое из того, что раньше было на улице… Так на картине возник второй большой ангар – по виду копия первого, в том же стиле, историческая, так сказать, реконструкция. Кстати, это сейчас модно. На Западе в старых  кварталах все новые здания строят «под старину» - чтобы не портить исторического облика. «Мои года – моё богатство» - для некоторых мест на земле это выражение настолько буквально, что стало девизом бизнеса. «Фишка» Тушинского аэродрома –  золотые годы авиации (20-50-е годы 20-го века), когда и он сам был в расцвете. Эпоха романтической юности и славных  свершений авиации, время освоения неба, когда летательные аппараты на глазах превращались из эфемерных конструкций, могущих лишь неуверенно держаться в воздухе, в повелителей атмосферы (потом началось покорение космоса, но это уже немного другая тема)… Плюс героические эпопеи двух мировых войн. Есть о чём напомнить современному человеку, стосковавшемуся по романтике. И вот этим, на мой взгляд, должно быть пропитано всё в авиационно-историческом комплексе на аэродроме Тушино.

     Почему, собственно, только ангар? И на картине, на месте времянок и неопределённого назначения территорий появились несколько зданий середины 20 века. Не знаю, что там может быть размещено, но стилизация это главное. Скажем, кафе можно стилизовать под классическую гарнизонную лётную столовую, офис администрации под штаб, музей – под учебный корпус-ангар и т.д. И так до мелочей – вплоть до древних скамеек и чугунных урн. Жалко, всего этого нельзя было изобразить – малые детали незаметны с воздуха, но зато посетителям на земле очень быстро западают в память, и часто именно они создают основное впечатление.  

    Итак, история… Память… Вот!  Между ангарами и зданием с башней УВД «организовался» классический мемориальный парк с ёлочками и дорожками, где, по логике, можно поставить памятники. Перед вторым большим ангаром  - открытая стоянка исторических самолётов – вот и авиамузей под открытым небом. Ну а в ангаре могут размешаться реставрационные авиамастерские и стоять восстановленные ЛА, поддерживаемые в лётном состоянии. Длинный выставочный корпус отделяет музей от технической территории. Он нарисован не совсем уж старинным – что-то вроде нынешних легковозводимых  павильонов. Но это ведь недалёкое будущее, для начала сойдёт… Так же для начала, склады ГСМ убраны за высокий забор, но в перспективе их стоит совсем перенести с глаз долой (в том числе и из соображений безопасности). Место не пропадёт – на картине видно, как с одной стороны их уже «поджимают» крылатые экспонаты, а с другой – разномастные «таборы» маленьких аэроклубов, наподобие тех, в которых я имел честь заниматься сам. Небольшая площадка для нескольких аэропланов и машин, «сборно-щелевой» домик, где можно хранить запчасти и припасы, а также пересидеть непогоду – много ли надо? Главное чтоб полоса была да летать давали! Сейчас именно благодаря таким энтузиастам живёт авиация. В будущем им бы тоже надо найти достойное и более презентабельное место в авиационно-историческом комплексе, но ближайшая задача – хотя бы не мешать…

     Да, история это здорово, но если это история авиации, никогда не стоит забывать, что авиация это в первую очередь ПОЛЁТ. Конечно, прекрасно воссоздать обстановку, поставить памятники, собрать экспонаты и периодически организовывать памятные мероприятия. Но если речь идёт об истории авиации, всё это будет неполным без возможности ощутить такой полёт, каким он был в те времена. И если пока нет возможности создать многочисленное и эффективно работающее подразделение из подлинных древних аэропланов, для этой цели подойдут и современные машины. СЛА и лёгкие самолёты с ревущими моторами на автомобильном бензине и холодными кабинами, взлетающие и садящиеся на грунт либо снег – для многих горожан, летавших на авиалайнерах, являются действительно «исторической экзотикой». А ведь по большому счёту, так оно и есть. Сверхлёгкую авиацию специалисты называют «временной петлёй», ибо в ней человек пилотирует машину, созданную с помощью новейших технологий, но летающую как аэропланы начала прошлого века.  Кстати, не стоит забывать и про возможность обучения пилотированию, и  собственно про авиационный спорт – всё-таки лётная жизнь не должна ограничиваться только первым шагом…

    На картине сочетание исторических и относительно современных машин почти равное. Говорю «относительно», ибо к каким экспонатам можно отнести, скажем, Ан-2, спроектированный более полувека назад, но до сих пор активно эксплуатирующийся? Или Ми-2, Як-18Т, Як-52 – они помоложе, конечно, но судьба схожая… «Вопрос о размерах» также немаловажен. Я изобразил пару Ми-8, являющихся самыми крупными ЛА, летающими на аэродроме. Не больше – ни по размерам, ни по количеству! Их, да ещё пары-тройки самолётов аналогичного класса, вполне хватит для парашютных прыжков. Да и то на первое время (впоследствии их желательно заменить машинами, перевозящими не более 10 человек). По моему глубокому убеждению, Тушинский аэродром будущего должен принадлежать только лёгким ЛА. Только тогда там для всех хватит и полос, и места в небе, и стоянок, и технических территорий. Кроме того, старая пословица «маленькие детки – маленькие бедки» здесь тоже актуальна, причём не только из соображений безопасности, но и шума, и экологии…

     Чтобы у зрителя не оставалось сомнений в том, что изображённый на картине аэродром реально действует, надо изобразить летящий над ним аппарат. Ну и к тому же просто перерисовывать планы стало скучно. Полёта нет. Теперь под этим я понимаю вдохновение, но, чёрт возьми, я очень вдохновляюсь именно когда имею возможность подниматься в воздух! Решено. На переднем плане будет… И тут заминка. Вспомнилась одна идея – устроить на Тушинском аэродроме базы аэротакси и вертолётов оперативных служб. Кстати, отчего бы не нарисовать МЧСовский Во-105? Тем более что и сам летал на таком. Правда, в качестве десантника -  на тренировках в Жуковском мы спускались с него по верёвке, поднимали с поверхности носилки (особо запомнился полёт в этих самых носилках, когда они вдруг начали бешено вращаться – кто там говорил, что пилоты не получают острых ощущений, летая пассажирами?!). В Москве, правда, вместо спасателей в салоне летают врачи, и вертолёт используется как санитарный.

     Однако оперативные службы потому таковыми и являются, что готовы выполнять самые сложные задачи в любое время. Соответственно, их аэродром должен иметь соответствующее обеспечение и быть оснащён по последнему слову техники. А вот для «музея-заповедника» это явно лишнее. Кроме того, что делать в погожие летние дни, когда проводятся, скажем, парашютные прыжки или авиашоу? Не будет ли одно мешать другому? Нет уж, пусть лучше решат вопрос со специальными вертолётными площадками в больших клиниках. Примерно то же относится и к аэротакси – мешает пока лишь закон, практически запрещающий полёты над столицей, а если не летают, кому нужны площадки? Именно из-за этого Москва уже потеряла свой старейший аэродром – Ходынку, а вместе с ним и бесценный памятник истории, и  возможности для развития городского воздушного транспорта. Но как ЗАПАСНОЙ аэродром, Тушино, думается, и сейчас есть на полётных картах всех, кто летает хотя бы в непосредственной близости от Москвы. Пусть таковым и остаётся. Есть правда, вариант – разместить на территории аэродрома базу обслуживания и ремонта вертолётов оперативных служб (с резервными посадочными площадками). Но на отдельной территории, не «пересекающейся» с авиационно-историческим комплексом.

     В результате передний план картины достался историческому аэроплану, и им стал Pietenpol Air Camper, точнее его реплика. Впрочем, здесь это понятие применить трудно, ибо самолёт был спроектирован для самостоятельной постройки, и почти каждый производитель вносил в конструкцию свои изменения. С начала 30-х по наше время тысячи «Питенполов» самых разных модификаций бороздят небо многих стран, и каждый из них может считаться оригинальным и историческим. Теперь такой строят и в Москве, в студенческом КБ «Вулкан-Авиа». Лучшего символа на данный момент я не придумал. Лёгкий аэроплан классической конструкции времён «золотого века авиации». Дельталёты и прочие современные ультралайты, это, конечно, здорово, но согласитесь, для искушённых любителей авиационной истории, немного не то. Вобщем, в образе этой скромной машины зашифровано соединение истории и современности, зарубежного и отечественного опыта, лётного и конструкторского дела. И ещё давней мечты о доступном, но при этом достаточно надёжном «народном самолёте».

     И вот картина закончена. Нанесён лак и при всём желании, ничего не исправить. Самое время сделать выводы. На мой взгляд, развитие Тушинского аэродрома может пойти по двум путям. Начнём с худшего. Вижу, что давно уже часть аэродрома занимают торговые ряды. Слышал о планах строительства спорткомплекса «Спартак». Наверное, и ещё что-то  «оттяпать» собираются. Остаётся, так сказать, последний рубеж обороны – главная территория, рулёжки и полосы. Но даже на этом куске можно при желании соорудить музейно-развлекательный комплекс. Просто большой музей из многих зданий и открытых площадок, типа Монинского. Но если при этом удастся всё-таки останется возможность хоть нечасто, хоть ограниченному числу аппаратов, но всё же там летать – это будет уже НЕ САМЫЙ ХУДШИЙ  вариант, а привлекательность этого музея сильно возрастёт. Если при этом ещё сохранится авиационно-спортивная база – это уже будет вариант СОВСЕМ НЕПЛОХОЙ. Ну а НАИЛУЧШИЙ – это, конечно, максимальное использование ВСЕЙ территории аэродрома по прямому назначению, об одном из вариантов которого я мечтал и как мог, выразил в образах…

     Такие вот несколько фрагментарные и не очень-то систематизированные соображения. Приложение к картине, которая, - я очень надеюсь на это, - сможет помочь увидеть то, что должно быть. В нашем случае –  что было и одновременно, что будет. Такой вот «временной петлёй» может стать для многих людей это удивительное место в изгибе Москвы-реки. Конечно, в нашем городе много чудес, но зачем же добровольно лишать себя и своих потомков одного из них?

 

                                                                                    Максим. В. Крылов.

                                                                                    Ноябрь.04.2006 г.